Вверх

нашему клубу 18 лет

menu
image

8 (800) 234-08-78
звонок по России бесплатный

+7 (985) 786-08-78
только WhatsApp

Страна Соловки (июль 2011)

СТРАНА СОЛОВКИ

Есть на планете места, где, словно в единый узел сплелись совершенно разные миры. Не просто эпохи, нации или культуры – а именно миры. Былые и настоящие. Каждый - со своим мироустройством, диапазоном восприятия, ценностями, иерархией, историей… Со своими прошлым, настоящим и будущим. Таковы Соловки.

Урча, чуть подрагивая и едва не касаясь деревьев, маленький самолет из Архангельска заходит на посадку. Сквозь трещины во взлетно-посадочной полосе пробиваются мох и полевые цветы. Наше знакомство с архипелагом начинается с соловецкого аэропорта в единственном на островах поселке. Рядом с невзрачным маленьким зданием, словно маяк возвышается белая часовенка с крестом. Крест. Этот символ встречает и провожает каждого, кто прибывает на острова. Да и на самих Соловках увидеть его можно довольно часто. Крестами увенчаны соловецкие скиты и храмы, колодцы, стены магазинчиков местного райпо… Окруженные лесами и болотами, хранят историю православия на Соловках деревянные поклонные кресты. Они установлены в местах проживания первых соловецких отшельников, явления знамений, святых источников.

Жизнь современных Соловков так или иначе вращается вокруг Спасо-Преображенского Соловецкого монастыря. Его массивные 10-метровые стены, сложенные из огромных серых валунов, грозно отражаются в водах Святого озера. На территории самого монастыря – целый город площадью около четырех гектаров. С храмом, колокольней, музеем, бывшей тюрьмой, церковной лавкой, монашескими кельями и даже пекарней, в которой выпекают вкуснейшие пирожки и весь хлеб, который продается в поселке. Выпечку с чаем или забористым квасом можно купить и в самом монастыре. Каждое лето монастырь наводняют паломники, туристы, трудники – люди, занимающиеся различными работами, например, восстановлением монастырских стен, и получающие за это ночлег и питание, но не получающие денег. Дважды в день – утром и вечером – в монастыре проходит трехчасовая служба. Гуляя под сводами храмового комплекса, можно увидеть немало интересного. Но еще более удивительный мир открывается, если попытаться почувствовать это место. Представить, как видят и ощущают реальность по ту и эту сторону монастырских стен. Признаюсь, нигде из тех мест, в которых мне доводилось бывать раньше, православная жизнь не казалась мне столь «осязаемой», «вплетенной» в повседневность. Иногда даже с курьезами. Вечером в один из дней, когда мы ночуем в поселке, иду в магазин покупать арбуз. «Скажите, пожалуйста…» - меня догоняет запыхавшийся мальчик лет шести – «…а когда служба закончится?» Я смотрю на часы, прикидываю, сколько времени она уже идет. «Да уже должна закончиться вот-вот» - говорю ему. «Слава Богу!» - слышу радостный голос в ответ. Должно быть, он маму ждет. Улыбаюсь.

В какой-то момент может показаться, что так здесь было всегда. Что давным-давно отражаются вСвятом озере кресты монастыря. Что уже много лет непрерывно монахи в черных рясах ведут здесь свой иноческий образ жизни. Однако это не так. Скиты и храмы восстановлены совсем недавно. Большинство - уже в новом тысячелетии. Еще несколько десятков лет назад не было на архипелаге ни одного монаха. Да и поселок, возникший в бухте Благополучия еще до строительства монастыря, надолго обезлюдел. В XX веке пятивековая история монашества на Соловках была прервана страшными годами СЛОНа – Соловецкого Лагеря Особого Назначения. Его эпоха пришлась на 20-30 годы. Тогда разорен и почти разрушен был монастырь, монахи арестованы или убиты, скиты и кельи превращены в помещения ОГПУ, камеры пыток, штрафные изоляторы… Когда читаешь и слышишь историю СЛОНа, даже ад представляется не таким ужасным. По сведениям историков через лагерь на Соловках и его филиалы прошло около миллиона человек! Немногие выжили. А смерть тех, кто остался здесь навсегда, была мучительной и изощренной. Десятки людей каждый день погибали от холода, голода, пыток, болезней, непосильной работы. Трудно поверить, спускаясь по тихим тенистым тропинкам горы Секирной (место расположения одного из самых страшных тюремных отделений на Соловках), что склоны ее буквально устланы костями людей. На Соловках не сохранились бараки и иные постройки тех лет. Карцеры и лазареты вновь превращены в церкви. Здесь тихо и строго. Ничего лишнего. Выбеленные стены. Свечи из воска. Морской ветер покачивает верхушки сосен. Кажется, будто здесь параллельно существуют два мира, словно радиоволны на разных частотах: один – полный воспоминаний ужаса, оцепенения и боли, другой – устремленный в вечность и отречение.

А еще один – это мир современных людей, приехавших на Соловки. Путешественников и туристов, паломников, посетителей экскурсий, спешащих занять удобное место в храме или сфотографироваться на фоне морского залива. «Рассекающие» на велосипедах или передвигающиеся с палочкой. С рюкзаками и большими фотоаппаратами. Пьющие чай с бутербродами, смеющиеся, обсуждающие впечатления и сувениры. Что привлекает их в этот суровый край? Кого-то манят чудеса и святыни, кого-то – загадки истории, память ГУЛАГа. Некоторые заезжают на денек из Карелии или Архангельска, просто познакомиться с этим местом, составить свое представление о Соловках. Ну и, конечно, изумительная природа островов! Еще один соловецкий мир, достойный внимания сам по себе.

Самый простой и удобный способ добраться куда-либо на Большом Соловецком острове – взять напрокат велосипед. Точки проката встречаются в поселке Соловецком на каждом шагу, и, нужно сказать, велосипеды довольно неплохие. Так что после утренней службы и экскурсии по монастырю мы садимся на наших двухколесных «коней» и отправляемся в велопутешествие по Большому Соловецкому – самому крупному из шести основных островов архипелага. Как только поселок оказывается позади, места становятся практически безлюдными. Соловецкие острова большей частью покрыты невысоким северным лесом и тундрой. Земля укутана густым ковром изо мха, лишайников, вереска, шикши, голубики, брусники, морошки… Просеки и опушки полыхают розовым цветом иван-чая. И все это – куда бы Вы ни отправились – продувается бодрящими морскими ветрами. Только в самой лесной глуши становится безветренно и тихо. Однако и здесь ощущается дыхание моря. Море на Соловках чувствуется повсюду. Холодное и очень соленое (содержание соли в два раза выше, чем, например, в черноморской воде), Белое море пахнет водорослями.

Илистые берега неглубоких заливов часто усеяны серыми глыбами камней. Волны выбрасывают на сушу «снопы» ламинарии и морского винограда. Ламинария или морская капуста – «хлеб» беломорского побережья. Нет, не в том смысле, что ее здесь так много едят. Просто беломорская ламинария очень качественная и является одной из важных статей местных промыслов. На Соловках ее заготавливают для архангельского водорослевого комбината. И только в летнее время. С этой целью на Соловки из Архангельска и других городов Поморья на несколько месяцев в году приезжают промысловики. Они косят ламинарию с помощью специальной литовки с зубцами, стоя на борту лодки, а затем сушат ее длинные пряди на веревках, натянутых на берегу. Очень похоже на то, как сушат белье или рыболовные сети.

Кроме ламинарии в море добывают селедку, камбалу, палтуса, зубатку, треску. Мы останавливаемся перекусить на теплых досках деревянного причала в поселке Реболда. Это промысловый поселок из нескольких деревянных домишек. Зимой здесь никого нет. Сейчас же суровый загорелый парень-«ламинарщик» вытаскивает из пластмассового ведерка и раскладывает на причале морских звезд. «Мы их варим и едим» - говорит он, щурясь на солнце, - «А для вас засушить можем. Хотите?»

И мы едем дальше. Продираемся сквозь заросли и пески, перетаскиваем наши велосипеды через крупные коряги и болотистые участки. Дороги на Соловках только грунтовые, а местами их нет вообще. Правда ехать от этого только интереснее, хотя и не быстро получается, конечно. В этом случае ощущаешь больший контакт, «сцепление» с землей, чем на любом асфальте. Даже какой-то азарт «первопроходца» появляется. То там, то здесь блеснет сквозь деревья голубая гладь озера. На одном только Большом Соловецком около 60-ти больших и маленьких озер. Вода в них очень чистая и теплая. Так и манит искупаться в солнечный летний день! Несколько озер соединены каналами, которые прорыли монахи еще столетия назад. Каналы и озера образуют своеобразный многокилометровый транспортный путь, по которому можно передвигаться на деревянной весельной лодке.

На острова Большая и Малая Муксалма можно попасть по старинным каменным дамбам. А вот на Анзер, Большой и Малый Заяцкие острова остается добираться только морем. Удивительно, насколько все они разные! Каждый остров запоминается своей неповторимой энергетикой.

На Анзере живут только монахи. Всего несколько человек, обитателей Свято-Троицкого и Голгофо-Распятского скитов. Последний, как гласит предание, получил свое название после видения одному из первых отшельников Богоматери. Она повелела основать на возвышении скит и назвать его в память о библейской горе Голгофе, сказав, что придет время, когда «в этом месте во множестве будут умирать русские люди». Во времена Соловецкого лагеря на территории Голгофо-Распятского скита располагался тюремный лазарет, из которого практически никто не возвращался… С наступлением вечера остров Анзер покидают все посетители. Когда же придет зима и в проливе начнут бушевать шторма, а потом и вовсе море замерзнет, сюда много месяцев не будут приходить люди. Монахи остаются зимовать на острове в полной изоляции. Суровое и очень сильное место.

Совсем другим предстает Большой Заяцкий остров. Он вырастает из моря как пушистая зеленая шапка с белыми пятнами морен. Этот безлюдный клочок суши хранит историю очень давних времен и событий. Заяцкие острова притягивают внимание путешественников и исследователей своими загадочными каменными лабиринтами, современниками Стоунхенджа и пирамид. Кем были их создатели? Для чего в действительности служили лабиринты? Наш проводник – автор книги «Путь лабиринта», Олег Кодола, - выдвигает гипотезу, что прохождение лабиринта в ритуальном танце способствовало расширению сознания и выравнивало работу полушарий головного мозга. Каменные лабиринты находят не только на Заяцких, но и на других островах архипелага. А также на материке: в Шведции, Норвегии, в северной части России. Однако «заяцкие» лабиринты почему-то одни из самых известных. В багряных лучах заката что-то поблескивает у меня под ногами. Поднимаю камень… розовый кварц. Камушки под ногами серые, покрытые «накипью» известняка. А у этого кусочек откололся. Мы переходим от одного лабиринта к другому. Усиливающийся ветер торопит возвращаться домой. А хочется задержаться здесь подольше. Хочется просто молчать и слушать песню ветра, смотреть на облака и бесконечную игру волн. Долго-долго…

Светлана Ковалева, июль 2011г


close

Быстрая заявка

close

Уважаемый участник! Правилами клуба установлено:


Ответы на частые вопросы
Техника безопасности в походах клуба
close

Быстрая заявка

close
Закрыть

Найти ближайшие акции